Безжалые пчелы мелипоны

Безжалые пчелы мелипоны


Безжалые пчелы мелипоны

Пчелы, которые не жалят? Да, есть и такие! Их существует даже несколько сот видов, но не у нас. Они обитают в тропиках Старого и Нового Света. Были попытки акклиматизировать этих пчел у нас. Кто же не захочет иметь «розу без шипов»! Но это было вдвойне ошибкой. Во-первых, они не подходят для нашего климата, и, во-вторых, хотя ядовитое жало у них атрофировано, они очень сильно щиплются. Когда, защищая свое жилище, пчелы массой набрасываются на врага, они стараются проникнуть в самые чувствительные места кожного покрова — подмышки, уголки глаз и т. п. При этом они так крепко вгрызаются в тело врага, что стряхнуть их совершенно невозможно: они скорее позволят оторвать себе голову, чем отпустят. Зная все это, многие предпочтут иметь дело с жалами наших пчел.

Обладающие многими свойственными только им особенностями, безжалые пчелы (мелипоны) выделены в самостоятельное подсемейство, обособленное от семейства пчел (апин). Мелипоны во многих отношениях примитивнее медоносных пчел. У них не наблюдается такого совершенного распределения работ и такого тщательного ухода за расплодом. Если медоносные пчелы весь сезон с неослабевающим вниманием ухаживают за своими личинками и кормят их, то мелипоны, так же как одиночные пчелы, снабжают отложенные яйца запасом теста из меда и пыльцы, запечатывают ячейку и больше уже не заботятся о подрастающем потомстве. Для строительства сотов они применяют выделяемый ими воск, смешанный с землей, глиной или древесиной.

Многие виды мелипон обладают уже искусством делать шестигранные ячейки. По организации общественной жизни они значительно превзошли шмелей. Многие из мелипон живут многочисленными семьями, которые размножаются роями, подобно семьям наших медоносных пчел. Их рабочие особи — это не просто недоразвитые самки, как у шмелей; они отличаются также несколько иным устройством тела, и их работоспособность обусловливается определенными признаками, например на ножках у них имеется приспособление для сбора пыльцы. Многочисленные виды безжалых пчел стоят на разных ступенях развития.

Безжалые пчелы мелипоны

Безжалые пчелы мелипоны

Рис. 114. а — примитивное гнездо безжалой пчелы. Слева — ячейки для расплода; справа — горшочки для запасов; б — пчела при двукратном увеличении.

Так, среди них имеются пчелы с длиной тела, едва достигающей двух миллиметров, настоящие карлики в этом роде, соты которых своими круглыми, беспорядочно пристроенными одна к другой ячейками для расплода и большими медовыми горшочками очень напоминают шмелиные (рис. 114). С другой стороны, есть виды, отстраивающие аккуратные ровные восковые соты, которые в отличие от вертикально висящих сотов нашей медоносной пчелы располагаются горизонтально и только с верхней стороны имеют ячейки с расплодом. В качестве медовых горшочков здесь, так же как и у шмелей, служат пузатые вместилища (рис. 115). У некоторых видов они достигают величины куриного яйца.

Безжалые пчелы мелипоны

Рис. 115. а—гнездо безжалой пчелы мелипоны. Оболочка гнезда частично удалена, чтобы показать горизонтально расположенный сот с открытыми ячейками (вверху) и медовыми горшочками (внизу) (сильно уменьшено); б — пчела при двукратном увеличении.

Различия обнаруживаются не только в способе строительства сотов, но также и во всей организации жизни сообщества. Поэтому именно среди многочисленных видов этих общественных насекомых следовало бы искать более простые ступени развития способностей к целесообразному взаимодействию и восприятию информации. Как дошли медоносные пчелы до столь высоко дифференцированного языка? Может ли «сравнительное изучение языка» их родственников служить отправным пунктом для получения ответа на этот вопрос? Изучение шмелей в этом отношении не может дать нам ничего нового. У них мы напрасно пытались бы обнаружить способность к передаче и восприятию информации.

Только у маленьких безжалых пчел, постройки которых выглядят, как шмелиные гнезда, мы действительно соприкасаемся с истоками пчелиного языка. Обнаружив хороший источник корма, они мобилизуют своих подруг, сообщая им цель поискового полета, но делают они это самым простым из всех возможных способов: возвратившись домой, удачливая сборщица возбужденно бегает по соту, толкает праздно сидящих на нем подруг, обращая на себя их внимание, и, когда три или четыре пчелы поворачиваются к ней, она, трясясь всем телом, быстро бежит в сторону летка. Там она еще раз поворачивается, чтобы показать выход новой небольшой группе следующих за ней пчел. Пчелы, мобилизованные цветочным ароматом, который они ощущают на теле сборщицы, знакомятся с запахом источника взятка. Они вылетают из улья и, не имея никакого представления о направлении к цели полета и расстоянии до нее, без всякого плана ищут ее до тех пор, пока не воспримут органами обоняния многообещающий запах. Понятно, что при этом лишь немногие из них достигают успеха.

Более высоко организованные представители мелипон обладают в этом отношении лучшими способностями. Если они в каком-то месте, удаленном от их жилища, находят богатый источник корма, то через час там уже все кишит усердными сборщицами, как это бывает у медоносных пчел. Но надежда проследить и обосновать таким способом развитие «языка» наших пчел оказалась бы тщетной, потому что безжалые пчелы — не предки нашей медоносной пчелы, а боковая линия и, хотя обе они, вероятно, происходят от общего корня, у них выработались совершенно различные приемы восприятия и передачи информации.

Мелипоны не столь благородны, как медоносные пчелы. У них не увидишь элегантного танца, который дает представление о местонахождении цели предстоящего полета. Мобилизуя своих подруг, сборщицы лишь возбужденно бегают по сотам и отрывисто жужжат, сот трясется, и благодаря этому сидящие на нем пчелы узнают, что в природе есть взяток, но они еще не знают, где именно. Как бы в ожидании, они собираются роем перед своим жилищем. А затем происходит нечто удивительное. Пчела, открывшая источник взятка и успевшая за это время уже много раз слетать к нему, приходит в крайнее возбуждение. Потом, как будто приняв важное решение, она опускается на землю возле источника взятка и обрабатывает своим ртом травяной стебель, камень или другой какой-нибудь заметный предмет, оставляя на нем выделение мощно развитых челюстных желез, своеобразный запах которых воспринимает и нос человека.

Таким образом, по пути к гнезду, через каждые два-три метра делая остановки на стеблях, листьях, камнях и других предметах, она повсюду оставляет свой душистый след, который облегчает новичкам возможность добраться от гнезда семьи до источника взятка. Как только это сделано, она вторгается в рой ожидающих пчел и своими возбужденными полетами туда и обратно направляет его на правильный путь до самого источника взятка. Следовательно, здесь «помощницы» включаются в сбор не поодиночке и не самостоятельно, как у медоносных пчел, а группами и в сопровождении разведчицы.

Мы только что убедились на новом примере, как изобретательна природа в достижении своей цели. Но восстановить путь развития «языка пчел» нам все же пока не удалось.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 votes, average: 2,50 out of 5)
Загрузка...